Новости из Японии

Уже история. Ветераны российского японоведения в Японии

20th September 2011

Уже история. Ветераны российского японоведения в Японии

В разделе Авторский взгляд |

У российского японоведения славная и трагическая история.

Ему всего-то немногим более ста лет, а оно столько пережило – вместе с Россией – революции и войны, репрессии и жесткий контроль, фавор и небрежение со стороны властей. Многое стало историей на моих глазах. Ушли из жизни многие сэнсэи, ушли из науки многие сэмпаи и кохаи. Запишу кое-что из того, что видел и помню.

После распада СССР российское государство окончательно отвернулось от гуманитарной науки, включая японоведение. Заботу о нем взял на себя Японский фонд – и пусть будет очень стыдно тому, кто плохо об этом подумает. Кому-то в фонде пришла идея пригласить в Японию группу ветеранов российского японоведения. Японцы готовились основательно - несколько лет. За это время кое-кто из включенных в список присоединился к лучшей части человечества, а квота осталась. Так в него на правах “молодежи” попали Елена Львовна Леонтьева и моя матушка Эльгена Васильевна.В конце сентября или начале октября 1995 г. (точной даты не помню) группа приехала в Японию на две недели (или на 10 дней – эх, записывать надо было!). Я, в ту пору стажер Токийского университета, проводил с матушкой и ее коллегами всё свободное время, а также “упал на хвост” группе во время нескольких мероприятий, включая визит в Токийский университет. Кураторы от фонда смотрели на это косо: с моим присутствием их примиряло только то, что я был стажером Момбусё, т.е. японского Наркомпроса.

Группу принимали с большим почетом, но… я бы сказал, не слишком тепло. То ли идеологический мандраж от “холодной войны” еще не прошел, то ли у японских чиновников (и даже некоторых сэнсеев)слишком сильно было ощущение материального превосходства над российскими учеными – “проигравшей”, по их мнению, стороной. Не знаю…

Наши японоведы были довольны и благодарны, потому что все они по-настоящему любили Японию. И знали ее так основательно, что нередко ставили принимающую сторону в тупик. Это не был пикник для ветеранов. Участники делегации стремились прежде всего к общению с коллегами, к сбору материалов для будущих работ (да!). А какие интереснейшие разговоры они вели между собой! И я там был, и внимал: воистину, “…как собеседника на пир”.

Этих людей надо знать в лицо и чтить память тех, кто уже не с нами. Присмотримся получше.

Слева направо. Сотрудник фонда (фамилию не помню).
Владимир Николаевич Еремин (1928-2004). Полковник КГБ в отставке (бывший зам. начальника УГКБ по Сахалинской области). Знаток японского права и политсистемы Японии. Человек фантастической энергии и любознательности. Первый глава представительства Международного научного общества Синто в России. Мастер каламбуров и шуточных стихов.

Ирина Петровна Кожевникова. Литературовед и искусствовед. Уникальный специалист по творчеству русской художницы Варвары Дмитриевны Бубновой, более 30 лет прожившей в Японии и воспитавшей несколько поколений японских русистов. Однако считать Ирину Петровну “узким специалистом” нельзя: она изучает не только Бубнову, но и ее эпоху, а эта тема неисчерпаема.

Яков Александрович Певзнер (1914-2003) (смотрим Википедию!). На тот момент – патриарх российского японоведения. Выдающийся экономист, мысливший гораздо шире масштабов Японии и даже собственно экономики. Считал себя учеником академика Евгения Варги. Рассказывал потрясающие вещи – но не о себе. Автор искренней и глубокой книги воспоминаний “Вторая жизнь”. Во время поездки живо интересовался, как действует в Японии система профессионального образования – иными словами, кто и как идет в рабочие. Обаятельный и остроумный человек, полный сил, несмотря на преклонные годы (лестница в Цуругаока-хатимангу в Камакуре его не смутила).

Елена Львовна Леонтьева. На настоящий момент, вероятно, лучший знаток японской экономики – из тех, кто не только знает, но и понимает. Интереснейший собеседник. Я провел много часов в разговорах с ней – причем не об экономике, в которой мало что смыслю. По-моему, мы больше говорили о Бродском.

Вячеслав Николаевич Бунин. Генерал-майор в отставке (некоторые члены группы называли его просто “мой генерал”). Дипломат. Крупный специалист в области проблем обороны и безопасности (вот бы японцам такого министра обороны! – шутка). Участник Великой отечественной войны. Помимо научных трудов написал несколько интересных мемуарных и очерковых книг, изданных Институтом Дальнего Востока РАН (к сожалению, символическими тиражами). Блестящий рассказчик.

Ольга Владимировна Морошкина. Историк и переводчик японской литературы.

Эльгена Васильевна Молодякова.

Галина Брониславовна Навлицкая. Живая легенда ИСАА и мой сэнсэй “по жизни” (дай ками всем такого научного руководителя на диплом). Выдающийся специалист по японскому городу. Ценитель прекрасного. Увлекательно рассказывает о японской истории, но не всегда считается с временем “пары” (кто учился у нее – знает).

Григорий Григорьевич Пирогов (1928-200?). Экономист и политолог, специалист по экономико-математическим методам. Яркий критик японского капитализма и – в ту пору – ельцинских “реформ”. (Если кто знает – пожалуйста, подскажите год его смерти).

Владимир Николаевич Хлынов (1927-2006). Экономист. Специалист по истории рабочего и профсоюзного движения. Много лет работал в Японии журналистом и отлично владел пером. Очень неплохо пел японские песни – девушки из Фонда слушали его, раскрыв рот. 

Сотрудница Фонда.

Японисты и те, кто интересуется Японией, запомните их! Спасибо им! Это наши учителя! 

В заключение – почти семейная картинка (почему-то с неверной датой на кадре).

Источник
Автор: Василий Молодяков, 20.09.2011

Читайте также:

Обсудить материал можно на нашем форуме.

  • На правах рекламы

  • производители пленок

Rambler's Top100